Инкрустированная подарочная икона Чудо вмч. Димитрия Солунского о царе Калояне (15*20см., «Раздолье», Н. Новгород) на натуральном мореном дубе в подарочной коробке

Инкрустированная подарочная икона Чудо вмч. Димитрия Солунского о царе Калояне (15*20см., «Раздолье», Н. Новгород) на натуральном мореном дубе в подарочной коробке

Артикул: RazdTI-235.m
Наличие товара: В наличии

Бренд: Раздолье (Россия)

17 780 р.
10 270 р.
Количество:
Подробнее

Исполнение

Икона выполнена на натуральной деревянной доске, изготовленной из массива мореного дуба. Образ откопирован с авторского списка методом, получившим одобрение русской православной церкви. При окончательном оформлении образа использовались специальные фронтажные грунты, выравнивающие лаки и темперные краски. Венец и поля иконы вручную украшены рельефным орнаментом и натуральным жемчугом или полудрагоценными камнями.

К каждой иконе прилагается индивидуальное номерное свидетельство с полной информацией о ней. Каждая икона поставляется в подарочной шкатулке из натурального дерева.


Образ

Дмитрий Солунский - святой-воин, богатырь-защитник отчей земли и покровитель всех, кто пострадал от вражеских нашествий, и кто пал на поле бра­ни. Таким, прежде всего, оставался Дмитрий Солунский много столетий в сознании людей Древней Руси и других славянских стран. День его памяти по церковному месяце­слову - 26 октября по старому стилю. Но главным днем почитания святого была пред­шествующая суббота - ее так и называли Дмитровской.
 

Установлена она была князем Дмитрием Ивановичем Донским. День ангела князя падал на Дмитрия Солунского - был он покровителем князя, и прежде всего, конеч­но, в ратных делах. По легенде, во время обед­ни в церкви князю явилось видение: Богоро­дица в окружении ангелов ходила по Кулико­ву полю, отпевая погибших православных. После этого Дмитрий Донской и учредил правило - поминать в Дмитровскую субботу всех павших в битвах. Потом суббота стала днем памяти всех усопших. В обрядах Дмитровской субботы получил закрепление древ­ний обычай поминовения предков. Ее назы­вали также Поминальной, Родительской, Де­довой. Целыми семьями приходили на клад­бища, по христианскому обычаю совершали заупокойную панихиду, а по древним языче­ским обрядам несли поминальную еду, стави­ли на могилы и тут же устраивали трапезу, ко­торая нередко приобретала разгульный ха­рактер.
 

В народном календаре день Дмитрия Со­лунского связывался с началом зимы. По нему пытались определить, какой будет зима - долгой ли, снежной или теплой («До Дмитровской субботы зима не становится», «Дмитров день - зима лезет на плетень»).

Древняя Русь, конечно, знала и почитала Дмитрия Солунского - святого великомуче­ника. О нем подробно и ярко повествовали жития.
 

Отец Дмитрия, начальник города Солуня (ныне он известен как Салоники), во времена гонений христиан тайно верил во Христа. В до­ме его был потаенный храм, молельня, сюда он привел подросшего сына, и приглашенный священник тайно окрестил его. Взрослого Дмитрия император Максимиан назначил проконсулом и поручил ему очи­стить город от христиан. Наперекор приказу Дмитрий открыто стал их защитником и на­чал, подобно апостолу Петру, распространять христианское учение. По одним версиям, император, узнав об этом, велел заточить непослушного проконсу­ла в темницу. По другим - Дмитрий, предчув­ствуя надвигающуюся расправу с ним, раздал свое имущество, одну половину верному рабу Луппу, другую - нищим, и приготовился к му­ченическому концу.
 

Святость житийных героев обычно под­тверждалась чудесами. Первое чудо Дмитрий совершил во время суда над ним. Из земли не­ожиданно появился скорпион, чтобы смер­тельно ужалить мученика, но Дмитрий, ведо­мый Божеским знамением, плюнул в него, и скорпиона тут же настигла смерть. А сошедший с небес ангел возложил на голову великомуче­ника венец и сказал ему: «Мужайся и крепись!» За этим последовало второе чудо. Импера­тор любил устраивать игрища с поединка­ми - кровавыми побоищами. Был у него не­победимый боец Люя (или Лий). Юноша - хри­стианин по имени Нестор решил выступить против Лия и пришел к заточенному Дмитрию за благословением. Они вместе помолились за успех дела. Дмитрий «сотворил о Христе зна­мение на челе его и на сердце» и предсказал Нестору победу, но одновременно... и мучени­ческую смерть.

Так и произошло. Нестор всту­пил в единоборство не ради богатого приза, а ради торжества христианской силы над языч­никами - мучителями. Он убил Лия «молитвой святого Дмитрия», и, когда разгневанный Мак­симиан обвинил его в «чародействе», Нестор ответил ему: «Это Бог Дмитрия, Бог христиан послал ангела своего, который и убил рукою моею». (Здесь уместно напомнить, что, соглас­но христианскому учению, всякое благое дело творится Божьей волей, которая осуществля­ется через посредство ангелов или святых - они водят рукой совершающего подвиг.)

Не­стора тут же казнили, а воины, посланные Максимианом в темницу, забили Дмитрия копьями.
 

Итак, при жизни своей Дмитрий просла­вился как стойкий проповедник Христовой веры, мученик, пострадавший за нее. После смерти началась другая полоса его подвигов. Раб Дмитрия Лупп собрал кровь мученика, омочил в ней свое платье и перстень, что но­сил на руке, и стал с помощью этого перст­ня исцелять недужных и изгонять нечистых духов. По приказу императора и Лупп был казнен.
 

Между тем почитатели Дмитрия Солунского сумели но­чью забрать его тело и погребли его. На месте погребения начались чудеса - больные, кото­рых сюда приносили, тут же выздоравливали. Святой давал многим благие советы. Уже мно­го позднее на этом месте возвели храм, в V ве­ке извлекли мощи святого и уложили их в се­ребряной раке. Чудеса исцеления продолжа­лись уже тут. Ещё позднее произошло «превращение» мученика в воина - защитника. Когда сарацины напали на Солунь, некий благочестивый муж ночью увидел в притворе церкви святого Дмитрия, как явились двое юношей светлых и попросили указать им гроб Дмитрия. Это бы­ли ангелы.

По их призыву святой «вышел в своем подобии, лицо его сияло сильнее сол­нечного луча». Ангелы поцеловали его и пере­дали повеление Господа выйти из города, ибо город будет взят погаными. Дмитрий заплакал, огорченный, и попросил передать Владыке: он не может оставить свой город в такой беде и смотреть на его гибель со стороны. «Если погубишь город, и я с ним погибну; если спа­сешь, и я спасен с ним буду». Ангелы были недовольны решением свя­того и ушли, предупредив, что ему за непослу­шание угрожает Божий гнев. Святой же лег в гроб. А наутро город был спасен - одних сарацин погубили, других взяли в плен. И все это случилось благодаря молитвам Дмитрия. С этих пор Дмитрий Солунский становит­ся славянским героем, покровителем воинов, защитников своей земли от чужеземных захватчиков.
 

На русской почве эпизод с чудесным спасе­нием города получил самостоятельную разра­ботку в духовном стихе о Дмитрии. В нем рассказывалось, как Мамай - царь напустился на Салим - град (название города в разных текстах стиха варьируется, но очевидно всегда, что го­род этот нерусский; имя же царя подсказано событиями русской истории). Цель Мамая - уничтожить Салимскую церковь и полонить святого Дмитрия. В духовном стихе сохрани­лись эпизоды из жития - появление ангелов и последовавшие за ним события. Святой Дмитрий встает раным - ранёхонько, облека­ется в пресветлую ризу и на белом коне вы­езжает из города: Един неверную силу побеждает, Сечет он, и рубит, и за рубеж гонит. Победил он три тьмы И три тысячи неведомой силы... Отогнал он неверного царя Мамая.  
 

А вот иное описание этого чуда: Болгарский царь Калоян (1197-1207), разорив множество городов во Фракии и Македонии, собрался захватить и Фессалонику, где хранились мироточивые мощи Дмитрия Солунского. Он подошел к городу и расположился на отдых. Ночью ему явился Дмитрий на белом коне и ударил копьем в сердце. Калоян проснулся с глубокой раной и рассказал о видении военачальнику Манастыру. Калоян умер, а его войско, охваченное ужасом, бежало, забрав тело царя. Калоян был младшим братом основателей Второго Болгарского царства Петра (Феодора) и Асеня (Белгуна). Известно, что он внезапно умер или был убит ночью в своей палатке накануне штурма Фессалоники. Болгары сразу же отступили от города, а убийцы не были найдены.
 

Дмитрий действует подобно былинным бо­гатырям: как Илья Муромец, в одиночку справ­ляется он с полчищами врагов. Но при этом не забывает, что он - Божий посланник. Народное восприятие Дмитрия, прежде все­го, как заступника от иноземных насильников выразилось в иконах, на которых Дмитрий си­дит на вздыбленном черном коне и поражает копьем вражеского царя (он сам и его белая лошадь валятся на землю).